Устрица входит в десятку самых дорогих деликатесов в мире.

В последние сто лет главный поставщик устриц в мире – Франция. Гурманы утверждают, что именно там обитают самые большие и вкусные моллюски. Бретань и Нормандия оспаривают у кого они вкуснее.

Размер устриц принято декларировать. Самый крупный сорт устриц называется «лошадиное копыто». Одна штука может доходить до двух килограммов и не помещаться в руке. 

Но самые любимые и вкусные экземпляры весом 111-150 г маркируются цифрой 1,  86-110 г — 2,  66-85 г — 3,  46-65 г — 4.

Есть у этих деликатесных моллюсков нечто особенное, что заставляет «влюбить» в себя.   Эксперты называют это японским словом «умами», или «пятый вкус». Эта вещь не воспринимается нашим разумом. Но она пробуждает аппетит, и самое главное, остается во вкусовой памяти человека и заставляет возвращаться и возвращаться к этим самым блюдам.

Ощущение умами вызывает глутамат натрия, который содержится во многих высокобелковых продуктах. Это вещество действует на мозг, как наркотик. Поэтому тем, кому однажды понравился вкус устриц, хочется их снова и снова.

Оноре де Бальзак заказывал на обед сотню устриц. А французский король Генрих IV съедал за раз 20 дюжин устриц.

При выборе нужно обязательно обратить внимание на внешний вид устриц. Они не должны казаться «увядшими», жидкость, в которой они находятся, не должна выглядеть мутной (или отсутствовать совсем). Устрицам свойственен свежий, йодистый, «морской» аромат — какие-либо посторонние запахи вас должны насторожить. Вообще же существует классическая рекомендация — если что-либо в устрице вам кажется сомнительным, если ее аромат или внешний вид вам не нравятся — не ешьте ее.

Для вскрывания устриц обычно используется специальный нож: очень прочный, с коротким лезвием.  Просто потому, что живая устрица очень сильная, да да, и не так легко допустит в свои внутренности.

Открывать устрицу принято «с замка» — с узкого края. Тогда края раковины не будут обломаны, а осколки не попадут на самого моллюска. 

Прежние поколения употребляли устриц только в месяцы, которые содержат в названии букву «р» (т.е. с сентября по апрель). Это неслучайно: летом моллюски размножаются. Их обычно прозрачное тело становится мутно-белым, «молочным», более жирным, и, соответственно, меняется вкус устрицы. Но современные методы культивации устриц позволяют употреблять их круглый год.

«Камамбер пытаются убить!», «Спасти рядового Камамбера!» — призывают сто самых именитых французских поваров. Кто же этот враг, покусившийся на достояние национальной кухни?

В опубликованном в газете Libération открытом письме шеф-повара выступают против договора, который заключили между собой 21 февраля производители знаменитого французского сыра. И, в первую очередь, против разрешенного этими новыми правилами использования пастеризованного молока. Договор был одобрен Государственным институтом регистрации происхождения продуктов и контроля качества INAO, который призван защищать традиционную продукцию. Решение INAO вызвало во Франции возмущение. О котором и рассказывают коллеги с Radio France internationale.

В открытом письме, опубликованном в Libération, сто знаменитых шефов призывают президента Эмманюэля Макрона защитить национальное достояние. «Камамбер из пастеризованного молока станет клейкой замазкой без всякого вкуса», — считают великие французские повара, чьи имена стоят под открытым письмом. Среди них — Оливье Роллинже, Анн-Софи Пик, Мишель и Сезар Труагро, Ги Мартен и другие. Кроме поваров, письмо подписали известные виноделы, журналисты, представители интеллектуальных и художественных кругов.

Договор, подписанный 21 февраля, завершил длившиеся более десяти лет бои вокруг камамбера. До сих пор существовали два его защищенных названия. Одно, «нормандский камамбер» («camembert de Normandie»), предполагало, что сыр сделан из сырого молока традиционным способом. Этот камамбер родился во время французской революции, прошел с французскими солдатами обе мировые войны (он входил в солдатский паек) и стал символом Франции. С тех пор его копируют и производят во всех частях планеты.

И только в 1983 году знак АОР «camembert de Normandie» смог защитить сыр от подделок. Согласно его техническим нормам, использование сырого молока в производстве обязательно. При этом в состав сыра должно входить не менее 50 % молока коров нормандской породы, которые паслись в строго определенной географической зоне.

Другое название — «камамбер, произведенный в Нормандии» («camembert fabriqué en Normandie»). Его производство примерно в десять раз больше, а техническое задание допускает использование пастеризованного молока от коров любых пород и любых регионов.

Защищено по названию и происхождению

Согласно новому договору, С 2021 года под названием «нормандский камамбер» («camembert de Normandie») будут объединены все типы камамбера. Знаменитый мягкий сыр с белой коркой диаметром от 10,5 – 11 см может отныне быть изготовлен из пастеризованного молока. Так решил Государственный институт регистрации происхождения продуктов и контроля качества INAO . Именно он присуждает продуктам знак АОР («защищено по названию и происхождению») и регистрирует соответствующие технические спецификации. Повара считают это решение «победой агропромышленности» и уступкой государства промышленникам, которые желают таким образом расширить рынки сбыта за рубежом. Ведь многие страны, например, США, запрещают импорт сыра из сырого молока.

«Скандал, позор и предательство» — так называют решение INAO шефы, которые обратились к президенту Макрону с требованием отменить решение, которое они называют «победой агроиндустрии». «Мы требуем, чтобы каждый получил свое право на настоящий камамбер! Помогите производителям. Обеспечьте защиту качества продукции и уважение наших традиций! Свобода, равенство, камамбер!» —таким призывом заканчивается открытое письмо.

Жюльен Дюма, шеф знаменитого парижского ресторана Lucas Carton — один из поваров, подписавших открытое письмо в защиту «истинного» камамбера. Он объяснил RFI свою позицию:

— Это французский сыр, нормандский сыр, и он составляет часть французского гастрономического наследия. Сегодняшняя Франция существует благодаря своему богатому наследию и благодаря ремесленникам, которые защищают французские ценности своим ежедневным трудом.

Когда сыр сделан из сырого молока, мы знаем, что молоко не было трансформировано, в нем сохранился целый букет вкусов. Вещество, которое переносит этот вкус в сыр, — это жир. И когда при пастеризации жир убирают, убирают и вкус. Может, так лучше для здоровья, я не знаю, я ведь не диетолог, а повар, но для нас, поваров, которые защищают вкусы, вкусную еду, это недопустимо.

Считается, что пастеризация позволяет избавиться от бактерий, которые могут находиться в молоке. Но именно в сыре существуют так называемые полезные бактерии. В том числе, бактерии, которые помогают правильному пищеварению. Мне кажется, государство и государственный институт, принявший это решение, должны понять, что они разрушают часть нашего наследия. Будем надеяться, что эта тенденция не пойдет дальше камамбера, и что нам удастся повернуть эту тенденцию вспять. Было бы очень тяжко наблюдать за тем, как исчезают некоторые виды сыров, которые могут производиться только из сырого молока, как, например, редкие сыры «термийон» и «бле де косс» с пенициллиновой плесенью.

Я могу понять, что производство сыра из пастеризованного молока может увеличить экспорт. Но мне кажется, было бы лучше, если бы производители сыра в других странах попытались сами сделать французские сыры. Они могли бы, как это происходит в виноделии, научиться нашим навыкам, нашим техникам и способам производства и перенести их на свою территорию. Мне кажется, это гораздо интереснее, чем просто экспорт. Да, наверное, экспорт с экономической точки зрения важен для Франции, для пастеризованного сыра открываются новые рынки. Но надо задуматься, что важнее – поддерживать исконное ремесло или увеличивать экспорт? Лично я выбираю ремесло!»

«Промышленный эрзац» и «настоящий» камамбер

Промышленники, со своей стороны, согласились производить сыр из нормандского молока (как минимум 30 %). Представитель союза производителей камамбера считает, что теперь гораздо большее количество этого сыра будет производиться из молока нормандских коров, и это поможет небольшим фермерским хозяйствам.

Подписавшие письмо шефы упрекают промышленников еще и в том, что камамбер из сырого молока станет отныне дорогостоящим продуктом, и даже предметом гастрономической роскоши, в то время как потребители должны будут довольствоваться «промышленным эрзацем». Промышленники уже пошли на уступки — на этикетке камамбера, сделанного из сырого молока, можно будет добавить слово «настоящий». Вопрос в том, разберется ли в новых названиях покупатель.

Камамбер — откуда он и как его выбирать

В 1790 году, в самый разгар Французской революции, жители Нормандии Мари и Тома Арель спрятали в своем доме опального священника, не желавшего подчиниться революционным порядкам и присягать на верность гражданскому устройству. Дом находился в деревне под названием Камамбер, а спасенный ими монах происходил из монастыря в местности Бри, где издавна готовили знаменитый одноименный сыр. Сыр, наверняка, проводили и в Камамбере. Но монах научил Арелей отработанным технологиям: бри считался «королевским» сыром, его поставляли ко двору еще со Средних веков. 

Дети и внуки Арелей назвали сыр именем родной деревни и развили успешную коммерцию. Как и бри, камамбер закутывали в солому (теперь ее заменяет берестяная коробочка). У него точно такая же мягкая белая шкурка, а мягкая сырная плоть дышит ароматами яблоневых рощ. Яблони выращивают под сидр и кальвадос, и считается, что именно от яблонь, забирающих из почвы азот, в Нормандии особая трава, а у молока нормандских коров — особый вкус. Вот и камамбер пахнет подопревшим яблоком

В Первую мировую войну камамбер стали включать в солдатский паек. В конце войны на военные склады поступало 10 тысяч камамберов в день, а интендантские службы требовали больше — около миллиона в месяц. Так он и стал символом Франции, популярным, народным сыром. Неподалеку от деревни Камамбер стоит памятник Мари Арель, разрушенный американскими бомбардировщиками во время Второй мировой войны и восстановленный на деньги работников фабрики камамберов в штате Огайо. (Более подробно об истории камамбера можно прочесть здесь).

Чтобы выбрать камамбер, нужно открыть берестяную коробку и нажать на сыр, завернутый в восковую бумагу, пальцем. Если сыр сопротивляется — значит, он еще молодой, ему нужно дозреть, есть его нужно будет через пару дней. Такой сыр удобно перевозить. Если же сыр поддается, значит, он зрелый, и его можно есть в этот же день с уверенностью, что он начнет истекать из корки на тарелку в конце обеда. Камамбер можно подавать с яблоками, как южные сыры подают с фигами или айвой. Кроме того, его хорошо запекать в родном ему кальвадосе.

Павел Сюткин

Нормандский дом это часть истории. Нормандия сохранила  свои так называемые  коломбажные дома. Коломбаж – это такой принцип домостроения, когда каркас здания, его несущие конструкции, сделанные из толстенного бруса, не прячутся внутрь, а наоборот – выставлены напоказ. Они покрашены в разные цвета, а промежутки между ними заполнены кирпичом или штукатуркой. Вы можете видеть  такие дома в норманских городах и деревнях —  старые, порой ассиметричные, разноцветные. Но очень симпатичные. Внутри этого строительного антиквариата скрываются самые современные удобства.

В Верхней Нормандии (в старом смысле этого термина, который также включает в себя Pays d’Auge), архитектурный стиль деревень и ферм, как правило, фахверковый. Мы находим больше домов такого типа, чем где-либо еще во Франции.

Архитектурный стиль в Нижней Нормандии, особенно на полуострове Котентин, имеет тенденцию использовать гранит, преобладающий строительный материал, в то время как, однако, мы обнаруживаем, что деревянная секция менее сложна, чем в Верхней Нормандии, в Домфронте и Мортене. Бессин и сельская местность Кана отмечены сооружениями из оолитового известняка, известными как камень Кана.

Нормандские острова и Chausey, как часть Армориканского массива, также разделяют местный стиль Котентин, Chausey был источником добычи гранита в течение многих лет, в том числе для строительства Мон-Сан-Мишель. 

Родина нормандского стиля – северо-запад Франции. Колоритные дома с высокими крутыми крышами для отвода дождевой воды, исключительно долговечны, поэтому идеально подходят для северного климата. Нормандский стиль распространён, к примеру, в Канаде, куда его завезли в 17 веке французские колонисты.

Основание дома строится из очень прочных каменных материалов, а верхняя часть – из дерева, в технике фахверка. Фахверковая конструкция создаётся из деревянных балок, расположенных под различным углом. Балки видны с наружной стороны дома и придают зданию характерный вид. Пространство между балками заполняется глинобитным материалом или кирпичом.

Фахверк появился в XV веке в Германии и стал очень популярным в Европе. В XX веке этот стиль переживает новый расцвет благодаря средневековому колориту и эффекту натуральности строительных материалов.

В Париже уже весна! А еще выставка, где каждый регион привез самое лучшее, самое вкусное. Нормандия щедро кормит всех гостей. Отсюда уходят переполненными впечатлениями, а еще вкусной едой и крепкими напитками! Приглашаем в Нормандию! Запись в гастрономические туры продолжается.

С 6 по 16 июня 2019 Руан примет у себя Армаду – главный праздник парусного спорта и старинных судов.

Армада возвращается! В течение 11 дней сотни моряков будут отмечать в Руане 30-летие любимого праздника. На набережных соберутся тысячи людей, чтобы увидеть самые большие и красивые парусники в мире, которые пришвартуются в городском порту в историческом центре Руана.

Как и во время последней Армады в 2013 году, полсотни судов, в том числе современные военные корабли, парусники разных школ и старинные корабли, проделают 120-километровый путь по Сене и 6 июня зайдут в порт столицы Нормандии. На протяжении всей Армады можно будет бесплатно подняться на судна.

В 2019 году в Армаде примут участие 50 судов.

В программу также войдет парад экипажей и большой парад – последний пройдет с 11 до 17 в день закрытия, 16 июня. Каждый вечер на набережных Сены планируются концерты и фейерверки.

Не пропустите – следующая Армада состоится только через 5 лет.

Мы приглашаем вас посетить Армаду Руана во время туров июня: с 3 по 7 июня и с 10 по 14 июня.

Забронируйте вашу неделю без дальнейших задержек!

Самое посещаемое место Нормандии — Мон-Сан-Мишель — гора святого Михаила — небольшой скалистый остров, превращённый в остров-крепость.

Остров является единственным обитаемым из трех гранитных образований бухты Сен-Мишель (Мон-Сен-Мишель, Томблен и Монт Доль). Город на острове существует с 8 века. В настоящее время насчитывается всего несколько десятков жителей и миллионы туристов в год.

 Мон-Сен-Мишель всегда славился своими приливами — перепад между самым высоким и самым низким уровнями моря достигает здесь рекордной величины 15 метров. Море во время отлива отступает от берега на 15—20 километров и потом возвращается назад.

Отлив в бухте всегда начинается как-то неожиданно: еще недавно всюду, куда ни кинь взгляд, плескалось море, как уже везде проступил песок. Песок этот кажется вполне безобидным, пока не спустишься на его предательски зыбкую, всю в лужах от недавно отступившей воды поверхность.

В 1879 г была построена дамба, по которой теперь могут ходить люди и ездить автомобили, независимо от приливов- отливов. Но даже сегодня паломники со всего мира предпочитают пройти путь к Сан Мишелю пешком, босиком, успевая пока вода не подошла к стенам крепости.

Онфлер… Это такое место, куда любят приезжать парижане. И не лень им два часа добираться сюда.

Любят они бродить по улицам со своими неизменными спутниками — собачками, зайти в художественную галерею, коих тут больше чем булочных.

Ну а потом непременно засесть в любимом ресторане с видом на старый порт.

Старый порт Онфлера хорош в любую погоду, в любое время года. Вот где хочется если не кисть взять в руки, то фотоаппарат, и ловить эти отражения в воде.

Из этого порта отправился в плавание французский лейтенант Шамплейн, чтобы основать канадский Квебек, подарить Новому Свету французскую культуру. Но ощущение, что все это было вчера…


У живописнейшей гавани стоит средневековая церковь св. Стефана, в которой помещается музей старого Онфлёра. Популярностью среди туристов пользуется деревянная церковь св. Екатерины (XV век). Она напоминает корабль, так как строилась местными кораблестроителями. Колокольня этой церкви была в XX веке перевезена на главную площадь города. В Онфлёре на Верхней улице в доме 119 находится музей эксцентричного писателя Альфонса Алле,[ в этом здании, принадлежащем его отцу, аптекарю, он появился на свет и прожил двадцать один год. А на другой стороне той же улицы (в доме 122) находится дом-музей не менее эксцентричного «композитора музыки» Эрика Сати, который родился и провёл часть детства — здесь же.[ Эти два знаменитых приятеля и не менее острых на язык уроженца Нормандии не только прославили свой город самим фактом своего появления на свет, но и много раз обращались к родным местам в своём творчестве. Сегодня в Онфлёре установлено несколько памятников — и Сати, и Алле.

Знакомьтесь. Еще один город — средневековый Понт-Одемер, расположенный в самом сердце Нормандии.

Буквальный перевод — мост через море. Моря конечно отсюда не видно,но на климат близость моря влияет благотворно — даже зимой нет сильных холодов, круглый год зеленая трава.

Все, кто побывал в этом городе, называют его нормандской Венецией — река Рисла исправно несет свои воды в Сену.

Городок хорошенький, как пряничный — улочки, старинные дома, каналы.. Все неспешно, все размерено. Приезжайте — вам понравится.

Руан (Rouen) — историческая столица Нормандии, «Город ста колоколен» — так именовал его Виктор Гюго.

В Руане была осуждена и казнена легендарная Орлеанская дева – Жанна Д’Арк.

Город, улицы которого являются настоящим музеем готической архитектуры. Здесь построено несколько сотен домов в стиле «пламенеющая готика».

Руанский Нотр Дам завораживает не менее знаменитого парижского. Астрономические часы, дворец правосудия, десятки готических церквей. Гуляя по улицам Руана, вы оказываетесь в настоящем средневековье.

Праздник Нормандцев проходит каждый год в конце сентября в день Святого Михаила, как в Нормандии, так и во всем мире.